Руфер “Мустанг” показав і розповів про кіборгів Донецького аеропорту (Фото)

загруженноеВідомий український руфер “Мустанг” розповів про власні відвідини Донецького аеропорту та виклав фото українських кіборгів, які обороняють аеропорт Донецька.

 

Подаємо повідомлення Мустанга мовою оригіналу

Одесситы собрали машину гуманитарной помощи, везти все это взялся Евгений Лата. Подхватив меня в Днепре, мы поехали в Пески, на передовую. Провели ночь под обстрелом и начали искать возможность попасть в аэропорт.
На следующий день в аэропорт ехала БМП, но места там не было, поэтому загрузив гуманитарку мы обнаружили место в таблетке ( старый уазик ) и возглавили колону.
Как потом стало ясно, в аэропорт ездят когда темно, на БТРах или БМП с выключенными фарами, что бы не попасть под лютый обстрел.
Подъехав к аэропорту мы таки попали под обстрел ( зеленая машина днем, на взлетной полосе – удобная мишень ).
Перебегая простреливаемую зону были мысли типа ” куда бежать, где вход, а если свои стрельнут “, но когда в 30-и метрах от меня взорвался снаряд, щель в стене нашлась за 15 секунд и мы попали внутрь.
Солдат узнав про ” парня, который в Москве звезду покрасил ” сразу повел нас все показывать. Немного растерянные мы проследовали за нашим экскурсоводом. Идет обстрел, постоянные выстрелы, много шума, а ты даже не знаешь с какой стороны стреляют. Ребята шутят, что-то спрашивают, а я вспоминаю Ремарка.
Пьем чай, заходит боец, спрашивает ” В машине что-то ценное было? “, я сразу почувствовал, что дело пахнет горелым, причем в буквальном смысле.
– Ну ээ даа
– Кароче она сгорела

Вместе с ней сгорела часть нашего груза, в основном теплые вещи и письма.
А так же ноутбук и камера Жени. Моя сумка тоже была в машине, вместе с карточками, батарейками, МакБуком ( ПРО!)), некоторыми документами, зумом и всеми деньгами.

Попав в аэропорт, я сразу понял что должен здесь остаться. Через несколько часов после нашего прибытия ехал БТР обратно в Пески. Жека уехал на нем, забрав карточку с отснятым материалом. У меня остался фотоаппарат без памяти и с маленьким зарядом.

Дальше началось самое интересное. Как выразился Борис ” зараз почнеться айсідісі “. И он не лгал. Каждый день обстрелы всевозможными орудиями и попытки штурмовать терминалы. Сепаратисты проникают в подвал с бесчисленного количества входов, снимают наши растяжки, иногда не совсем удачно – тогда слышен взрыв, а иногда и стоны. Они проникают на 3-й этаж, откуда порою слышен храп. То есть они буквально под нами и над. Тем не менее, аэропорт им контролировать не удается. Проводятся зачистки и все начинается по новой. Если закончился обстрел – значит сейчас будет атака. Люди находящиеся там, испытывают большую психологическую нагрузку. Спать под взрывами, осознавая что вокруг тебя смерть не свойственно для человека.

Как сказал командир, у сепаров нету достоинства и чести. При мне была ситуация, когда они позвонили и попросили перемирия. Так как наша артиллерия сработала очень хорошо и у них большие потери. Через часа полтора нас снова начали обстреливать. Слово перемирие с их стороны серьезно воспринимать невозможно.

Боевой дух на высоте. Наверное, на нем все и держится. Мужики не унывают, травят анекдоты, воюют, некоторые рассказывают женам по телефону, что они в безопасном месте. Время движется невероятно медленно. Солдат очень бодрят письма, которые им передают люди со всей страны.

В аэропорт насильно не отправляют. Все бойцы добровольцы. Наверное про каждого можно написать книгу. Здесь есть люди у которых дома семья и дети. А есть двадцатилетние парни, которые не побоялись приехать на настоящую войну.
Наверное это звучит банально, но на войне нету прекрасного. Подвиги совершаются не под красивую музыку, а в грязном, вонючем помещении с громким матом.
Люди приехали защищать свою Родину. Некоторым из них нужно ставить памятники, а у них до сих пор нету наград. Никаких премий, помощи их семьям. Горелки, письма, одежду и еду привозят волонтеры. Люди отдают последние деньги, рискуют собой что бы хоть как-то помочь. Если военное руководство не опомнится – войну мы не выиграем.

Последний день моего прибывания там был самым тяжелым. Двое раненых и двое контуженых. Парню оторвало обе руки и раздробило челюсть. Я надеюсь что власть в этой стране окажет ему должную помощь. Если нет – то судья им Бог. А я надеюсь на вашу поддержку. Как минимум, ему будут нужны нормальные протезы.

Не забывайте о погибших и помните про живых

загруженное

 

 

 

 

 

 

 

 

загруженное

 

 

 

 

 

 

 

загруженное