Продовження вторгнення: військовий експерт проаналізував ділянки фронту на Донбасі, де окупанти можуть піти в наступ

Костянтин Машовець

Костянтин Машовець

Путін не відмовився від своєї стратегічної мети повернення контролю над Україною, тому спроба створити сухопутний коридор до Криму, а отже загроза продовження військового вторгнення Росії в Україну і досі є цілком реальною.

Так вважає координатор «Інформаційного спротиву», експерт Центру військово-політичних досліджень Костянтин Машовець.

«Ймовірність організації і проведення повномасштабного наступу саме на Донбасі сьогодні зберігається, і шанси реалізації саме такого сценарію залишаються досить високими. В іншому випадку сенсу постійного накачування м’язів двом армійським корпусам Південного військового округу ЗС РФ на окупованих територіях Донбасу я не бачу, — написав про задум Росії військовий експерт.

Читайте також: Загроза масштабного наступу Росії на Україну: військовий експерт проаналізував варіанти

Костянтин Машовець опублікував аналіз ділянок фронтів Донбасу, де окупанти можуть піти в наступ і показав позитивні і негативні з військової точки зору нюанси, які грають на користь чи проти українських військ на цих ділянках оборони України.

Читайте також: Машовець про взяття ЗСУ Новоолександрівки: «Ситуація в районі Попасної ще зовсім не закінчилась»

Аналіз Костянтина Машовця у восьми частинах, які автор публікував на своїй сторінці у Фейсбук і на сайті «Інформаційного спротиву» від середини січня упродовж двох місяців, ІА «7 Днів-Україна» подає повністю мовою оригіналу, зберігаючи неповторний стиль автора:

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 1

ф1

Рассмотрим ситуацию на Донбассе на сегодняшний день по методике оценки именно с военной точки зрения всех «плюсов» и «минусов», способных повлиять на принятие решений Кремлем и российским оккупационным командованием в обозримый период.

Для начала немного о военно-политической ситуации. Тот факт, что Путину ныне нужна очередная маленькая победоносная война, думаю, ни у кого сегодня не вызовет сомнения. Смена парадигмы, а именно переход от «бескомпромиссной борьбы с кровавой киевской хунтой» к интернет-мэмам «мышебратья» (мы же братья, — авт.) и «одинарот» (один народ, — авт.), в этом отношении, никого из нас не должен вводить в заблуждение. Бешенство так просто не лечится.

Организм, засевший за кремлевской стеной, по-прежнему опасен и припадочен. И причин, по которым ему нужна маленькая победоносная война на сегодняшний день – вагон и маленькая тележка. О каких-то широкомасштабных вторжениях в Европу и ядерных «Апокалипсецах» я в данный момент речь не веду, блеф он и в Африке – блеф. А вот «слегка повоевать» причин у Путина достаточно. От внешних, до внутренних. От экономических до политических. Другое дело, насущный вопрос – в каком месте планеты он может затеять кровопролитие.

Гадать над этим, думаю, не стоит, а вот нам, имеющим уже довольно продолжительное время острый «гибридный» участок противостояния с вождем «нижних» приматов на Донбассе и кусок аннексированной им же территории в виде «толстого» полуострова, стоило бы по этому поводу сесть и подумать. Сирии, Суданы и прочие места, где в той или иной мере наемники «защищают интересы русского мира», нас должны интересовать во вторую очередь и исключительно в контексте их влияния именно на нашу борьбу с осатаневшим кремлевским душегубом. Вопрос номер один – где, в какой форме и каких масштабах кремлевский карлик может кинуться в первую очередь на нас.

Хотя, конечно, этот сценарий вполне ВЕРОЯТЕН и все еще ВОЗМОЖЕН, но не факт, что ОБЯЗАТЕЛЕН. И по многим причинам, как объективного, так и субъективного характеров.

Естественно, в этой связи на ум приходит, прежде всего, зона боевых действий на Донбассе. Ибо тут УЖЕ все доведено до «острой формы», есть вполне подходящий и соответствующий «инструмент» для конкретных военных действий в виде двух «армейских корпусов», и «политическая форма» в виде двух народных «бантустанов», которые можно использовать для политического «прикрытия» этой «маленькой победоносной».

Поэтому, отвечая на вопрос – если кремлевское существо решится в очередной раз «показать» нам свои изъеденные кариесом «клыки», где оно это будет делать, ответ очевиден – скорее всего, на Донбассе. Переходим к конкретике…

Несмотря на многие «убедительные» доводы и заверения многочисленных экспертов, политиков и военных на тему «путин побоится», «путин не посмеет из-за санкций» или «самая сильная армия Европы его остановит», вероятность организации и проведения полномасштабного наступления орков именно на Донбассе сегодня сохраняется, и шансы реализации именно такого сценария остаются достаточно высокими. В противном случае, «смысла» постоянного накачивания мускулов двум армейским корпусам Южного военного округа ВС РФ на оккупированных территориях Донбасса я не вижу.

370-400 танков, до 800-850 других ББМ, порядка 650 стволов артиллерии и 150-200 реактивных установок, накопление десятков тысяч тонн топлива и значительного объема боеприпасов в первом эшелоне, разворачивание полноценного второго оперативно-тактического эшелона на Донбассе, в Крыму и фактически стратегических резервов на территории России, примыкающей к ним, то есть создание ГШ РФ на юго-западном стратегическом направлении полноценной стратегической наступательной группировки, говорит отнюдь не в пользу заявлений о «маловероятности» российского наступления. Ибо потребность Путина в продолжении общей стратегической игры по восстановлению контроля над Украиной (имеется ввиду создание сухопутного коридора до Крыма, — авт) никуда не испарилась. Особенно в контексте цельности и законченности реализации главных целей всей этой кампании.

Стратегические, то есть военно-политические цели агрессора остаются неизменными, меняются лишь формы их достижения, происходит переход от одного этапа к другому под воздействием различных факторов. Поэтому не будем обольщаться, август 2014-го при большом желании Путина (а в его наличии уже мало кто сомневается,- авт.) вполне может повториться. Другое дело, что сегодня он находится в мучительном поиске «более приемлемой формы» и «приемлемого способа» достижения этой цели. В данном случае, некая «ограниченная военная операция» на выбранном направлении все еще вполне возможна и уместна. Главное тщательно подготовится, продумать реализацию и просчитать последствия.

Именно так сегодня думает высшее военно-политическое руководство кремлевского обезьянника.

В этой связи, мы и рассмотрим Донбасс, как возможное место приложения усилий кремлевским душегубом. По методике оценки именно с военной точки зрения всех «плюсов» и «минусов», способных повлиять на принятие решения.

Мариупольское направление

Замечу, что мое условное деление на некие участки и отдельные операционные направления зоны АТО (учитывая, что на данный момент принятый Радой закон «о деоккупации» пока не вступил в силу, мы используем ныне действующий термин «АТО») совершенно НЕ СОВПАДАЕТ с реально существующими направлениями и участками в организации оперативного управления штабом АТО.

Итак. О том, чего могут добиться российские оккупационные войска в случае проведения успешной «ограниченной» операции на Мариупольском направлении и ее предполагаемом размахе. Тут возможны лишь два варианта – отбитие и захват нескольких поселков восточнее и северо-восточнее Мариуполя или полноценная операция по «триумфальному освобождению многострадального Мариуполя».

В первом случае существенных изменений в военном отношении вряд ли стоит ожидать. В отличие от политических итогов операции: очередного этапа раскачивания ситуации внутри страны, который вряд ли принесет агрессору желаемый результат.

В случае успешной реализации второго варианта резко усилится в военном отношении устойчивость и фундаментальность Домбабвийского бантустана. Висящий ныне фактически в воздухе левый, «приморский» фланг 1-го АК ЮВО ВС РФ резко закаменеет, появится возможность приготовиться к «прыжку» в Крым. В политическом отношении падение Мариуполя вполне может стать синонимом «падения Порошенко».

1. Начнем с участка фронта от азовского побережья (поселок Широкино) до окрестностей поселка Чермалык. Сравнительно небольшой участок местности, приблизительно емкостью на бригаду 3-х батальонного состава, с приданными подразделениями (при условии организации обороны в два эшелона, -авт). Один «коридор перехода» между поселками Пищевик и Верхнешироковское (бывш. Октябрь). Местность в основном степного характера, изрезанная немногочисленными протяжными балками, изобилующая заброшенными сельскохозяйственными угодьями и искусственными лесопосадками. Несколько особенностей:

- наличие разветвленной сети автомобильных коммуникаций;

- довольно густая сеть населенных пунктов;

- наличие у противостоящих сторон протяженной прибрежной полосы;

- наличие в оперативно-тактическом тылу украинских войск крупного политико-административного и промышленного центра региона (г. Мариуполь) и соответственно оборудованного морского порта.

Преимущества оккупантов:

- Фактически, для сосредоточения и развертывания значительных сил и средств, касаемо гипотетической активной, наступательной операции, данная местность удобна с технической стороны. Особых трудностей здесь нет – через переход на трассе Е-58 (она же в российской интерпретации А-200) в районе поселка Максимов, а так же через Щербак и Хомутовскую степь можно затаскивать столько сил и средств, сколько душа пожелает. Пропускных трудностей тут явно не возникнет.

- Организовывать и проводить первый этап операции на большую глубину так же не надо. Мариуполь, как основная цель гипотетической, ограниченной операции – рядом. Соответственно маневрировать, перебрасывать резервы и усиление, в том числе артиллерией или какими-то иными дальнобойными и тяжелыми средствами поражения не надо. Все это можно ЗАРАНЕЕ расположить, укрыть и приготовить к использованию НА ВСЮ глубину планируемых действий.

- Наличие нескольких рокад и колонных путей вообще упрощает этот вопрос. От Новоазовска на Крещатицкое и Тельманово, от Безыменного на Веденское и ряд других дорог и проселков местного значения позволяют при необходимости командованию оккупационных войск быстро и активно маневрировать силами и средствами.

- Близость баз и мест дислокации подразделений регулярных войск РФ, придвинутых в этом месте практически вплотную к украинско-российской границе в Ростовской области, позволяет агрессору наращивать усилия на этом участке в любом удобном для них темпе. Ибо «плечо подвоза и снабжение» тут минимальное. Расстояние от российской границы до передовых позиций орков по условной линии Саханка – Азов – Пикузы – Верхнешироковское – Набережное для современных армейских систем логистики является минимальным. Ничего перемещать на дальние расстояния не потребуется, так же как и перебрасывать подкрепления. От момента поступления приказа на ввод в бой войск с территории РФ до появления их на передовых позициях явно пройдут считанные ЧАСЫ…

- Несомненно, в случае проведения каких-то наступательных действий в сторону Мариуполя, командование ЮВО и 8-й армии явно задействует свои морские силы (в которых оно пока имеет преимущество), а возможно и точечно авиацию. Расположение основных баз и мест базирования, сосредоточенных в регионе соответствующих российских сил и средств, позволяют это сделать даже без их смены. Никуда и ничего перебрасывать не надо. С косы Должанской, из-под Ейска и Таганрога это делать весьма удобно. Достаточно лишь преодолеть Таганрогский залив по воздуху или морю.

- Из вышеизложенного вытекает еще одна «радужная» перспектива для российского командования. Это возможность организации и проведения одного или серии морских, воздушных или комбинированных тактических или оперативно-тактических десантов.

В случае принятия решения оккупантами на проведение таких амфибийных действий, командованию АТО явно предстоит «разбираться» с вражеским десантом УЖЕ на земле, а не на подходах. Причем, делать это придется одновременно с отражением активных, наступательных действий орков и на других примыкающих к побережью участках с использованием пехоты и бронетехники.

О возможности такого сценария развития событий говорит несколько фактов:

1) На данном участке «обороняется» так называемый 9-й отдельный мотострелковый полк «морской пехоты» 1-го АК (3-х батальонного состава, в один эшелон). Причем, агрессор плодотворно и настойчиво работает над развитием именно амфибийных его качеств: создают некую «Азовскую флотилию ДНР», регулярно отрабатывают с подразделениями «полка» вопросы высадки на необорудованное побережье и удержание захваченного плацдарма и т.д.

2) Российский 810-й батальон морской пехоты ЧФ фактически является «шефом» этого «полка», равно как и военнослужащие 22-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ РФ. В 9-м омсп МП 1-го АК они весьма частые гости и одному Богу и украинской разведке известно, что они там совместно планируют и отрабатывают.

3) Оккупанты весьма активно пытаются вести всестороннюю разведку на этом направлении не просто на тактическую глубину, а вполне себе на оперативно-тактический размер. Благо густозаселенный Мариуполь и окрестности позволяют им тут создать не просто какие-то очаговые агентурные «точки», а весьма разветвленную разведывательную сеть, которую в случае необходимости вполне возможно задействовать и как диверсионную. Особенно в случае «высадки в тылу гоблинского десанта»…

- Присутствие колаборантов во властных и силовых кругах, наличие значительного числа симпатиков обезьяньего дела среди жителей Мариуполя и его окрестностей позволяют командованию оккупационных сил не только быть в курсе событий касаемо расположения и наличия украинских войск, состояния их боеспособности, но и значительно влиять «изнутри» на обстановку в случае наступления на Мариуполь. Можете даже не сомневаться, в государственных, силовых и общественных структурах Мариуполя и окрестностей сидит нехилый такой «табунок» разного рода «кротов» (как вербованных, так и «инициативников»), который в нужный момент, в случае наступления орков резко активизируется. В этой связи лишь напомню обстоятельства обстрела гоблинами микрорайона Восточный города Мариуполь из 122-мм РСЗО типа БМ-21 «Град» 24-го января 2015-го года. Вспомните, кто просил, кто наводил и кто сообщал оркам куда и по кому стрелять…

Есть еще несколько факторов, которые могут сыграть «за» орков, в случае их активизации именно на Мариупольском направлении. Но я, по понятным причинам предпочту о них в данном материале умолчать.

Теперь о минусах:

В принципе, их тоже немало и они вполне способны если не отбить охоту у орков к активным действиям на Мариупольском направлении, то, по крайней мере, значительно их им осложнить. Итак:

- Исходные рубежи, районы сосредоточения и развертывания соответствующих сил и средств оркам придется располагать на сравнительно узкой полоске «освобожденного Приазовья» шириной от Новоазовска до Саханки. Причем, преимущественно на открытой местности. Из этого вытекает, что скрытно сделать это будет для гоблинов весьма затруднительно. Оперативной внезапностью, такого рода операция вряд ли будет отличаться… Посему, «блицкриг» тут в стиле «прорыв через Амвросиевку» вряд ли вообще будет возможен. Придется «таранить» подготовленную украинскую оборону, по крайней мере, в первом эшелоне.

- На протяжении двух с половиной лет украинское военное командование ВСЕГДА «имело ввиду» возможность проведения приматообразными операции именно «в сторону Мариуполя». Посему провело целый КОМПЛЕКС мероприятий по усилению оборонительных возможностей на данном операционном направлении. Естественно, по понятным причинам, я их называть не буду, но даже стороннего наблюдателя, настроенного критически к сути и содержанию этой работы, они вполне могут впечатлить. И говорю я это отнюдь не для красного словца. Мариуполь и окрестности действительно на протяжении довольно длительного времени в военном отношении постепенно превращался украинским военным руководством в подготовленный узел обороны, об который вполне может обломать себе зубы самый опасный хищник.

- Из-за того, что территория «для изготовки к прыжку» у гоблинов на Мариупольском направлении, скажем так, «весьма не глубока», вся эта затея с подготовкой к гипотетическому «броску на Мариуполь», вообще может закончиться для орков катастрофой. Поясню, даже на первый поверхностный взгляд, у любого штабиста тут же появится несколько дельных предложений, как погасить любые поползновения в сторону Мариуполя в зародыше. Например, отрезать приморский участок контрударом севернее, перерезав дорогу Новоазовск-Тельманово. Или организовать массированное огневое воздействие по этой узкой полоске «освобожденного Приазовья» из сотни артиллерийских стволов и реактивных установок в аккурат перед самым «броском».

- Есть еще один момент. Называется он река Кальмиус. Где-то от района Гнутово и до Николаевки, это вполне себе естественный и УДОБНЫЙ рубеж для организации обороны. Даже если оркам удастся проломить наш первый эшелон (что само по себе сделать будет для них ой как непросто, — авт)… Гнутово, это фактически пригород Мариуполя (северо-восточный). То есть, прорвавшись даже ЗА первую линию, орки вероятнее всего окажутся перед непростой дилеммой – атаковать Мариуполь в лоб с востока вдоль побережья, рискуя увязнуть в кровопролитных боях в условиях плотной городской застройки (ДАП им в помощь) или совершить «обходной маневр», попытавшись форсировать Кальмиус под огневым воздействием «злобных и циничных бандеровцев». Иного при нынешних раскладах, как-то не просматривается…

Ну и в завершении. Хотя условия для проведения комбинированных тактических и оперативно-тактических десантов на Мариупольском направлении (я имею ввиду воздушных и морских) на сегодняшний день для гоблинов сохраняются довольно значительные, однако, в течение последнего времени они для них заметно усложнились. В первую очередь, из-за того самого КОМПЛЕКСА МЕРОПРИЯТИЙ, которые провело украинское военное командование, вполне осознающее возможность именно такого развития ситуации, — от значительного усиления возможностей ПВО на данном направлении, до усиления мониторинга воздушной и морской обстановки в режиме онлайн в данном регионе и усиления противодесантной обороны.

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 2

ф2

Достаточно специфический участок, который я для себя называю Донецким «брюхом» — от поселка Николаевка до передовых позиций наших войск в районе северо-восточнее поселка Славное, включая отдельные участки в районе Старогнатовки, Докучаевска и Еленовки. Многими он считается, так сказать второстепенным, однако, на мой глубоко субъективный взгляд, для всей зоны боевых действий, особенно для западной ее части и «осевой директрисы» Донецк-Луганск и всего, что южнее города Донецка, в военном отношении значение этого участка тяжело переоценить. При определенных условиях оно вполне может стать решающим для хода боевых действий.

Так же, как и на Мариупольском направлении, целями активизации орков на этом участке могут быть две задачи разной оперативной глубины и объема. В тактическом отношении — все тот же короткий рывок и занятие некоего поселка, перекрестка дорог, группы высот, или дефиле с целью улучшения позиций. Например, в районе Старогнатовки, севернее Гранитного в сторону Тельмановского гранитного карьера, южнее или севернее Докучаевска «отжим» украинских позиций западнее отрезка дороги Мариуполь-Донецк или нечто похожее. Для этого оркам потребуется лишь более-менее боеспособная часть «1-го АК ДНР», а то и просто 1-2 сводных батальона из состава наиболее боеготовой бригады, при точечном и небольшом усилении со стороны запоребрикового заповедника ватных приматов, т.е. России.

Более глубокая задача — например, прорыв к Волновахе или к Мирному, с последующим перерезанием трассы Мариуполь-Донецк, — потребует от оккупантов более детальной подготовки и проработки вопросов боевого управления и взаимодействия, а главное – ЗНАЧИТЕЛЬНОГО усиления силами и средствами. В первую очередь – пехотой, с которой у агрессора на сегодняшний день довольно значительные проблемы.

Но и результаты, в случае успеха, будут кардинально отличаться своими перспективами. В первом случае вряд ли что-то сильно изменится. Да, в Киеве в очередной раз попытаются пошатать «барыг» на фоне «поражений на фронте». Однако и усиление санкций может так же последовать довольно быстро. Во втором случае имеет смысл затевать, если на Волновахе вы останавливаться не собираетесь и имеете какие-то «далеко идущие», желательно оперативно-тактические, если не стратегические (военно-политические) цели. Иначе, санкции, причем в данном варианте ОЧЕНЬ ЖЕСТКИЕ, и не в пример первого варианта, более всеобъемлющие, последуют довольно быстро и неотвратимо. Поэтому, если отгребать, то хоть знать за что. Например, за окружение Мариуполя или отбрасывание украинских войск от западных и юго-западных пригородов Донецка.

Теперь о специфике данного участка в плане активизации оккупационных войск. Сначала «плюсы»:

- Наличие основной рокады на участке Тельманово – Раздольное – Старобешево – Стыла – Докучаевск – Еленовка, а также разветвленной сети проселков и колонных путей, позволяет россиянам практически довольно быстро маневрировать силами и средствами (причем, даже с фланга на фланг).

- Более «глубокие», в особенности в сравнении с Мариупольским направлением, тылы, особенно в северной части участка, позволяют проводить сосредоточение и развертывание необходимых сил и средств более скрытно, нежели там. И в более значительных объемах.

- Наличие сразу нескольких крупных транспортных узлов и станций (автомобильных и железнодорожных) позволяют перебрасывать на этот участок усиление прямо из глубины РФ, до назначенного времени не «дразня» украинскую военную разведку.

- Местность оккупантам хорошо знакома и пристреляна (именно тут формировалась и воевала единственная в «1-м АК ДНР» «специальная артиллерийская бригада Кальмиус», фактически – основа артиллерийской «мощи» нынешнего 1-го АК).

- Наличие крупных баз снабжения и складирования (например, в Старобешево, Стыле, Тельманово, Раздольном или Иловайске) с весьма небольшим плечом подвоза, а также сравнительно небольшое расстояние до крупного полигона в Терновое-Майнуловка тоже в этом отношении является для агрессора скорее плюсом, нежели минусом.

- Кроме того, командование оккупационных войск уже имеет опыт организации и проведения сравнительно крупной наступательной операции именно в этих местах (я имею ввиду, август-сентябрь 2014-го).

- Кроме того, наличие сравнительно крупного населенного пункта на правом фланге участка (Докучаевск), который враг превратил в некий разветвленный и укрепленный сектор обороны, вполне может пригодиться им в качестве района сосредоточения и развертывания основной ударной группировки (стрелять по городу ВСУ не будут, там живет много мирных жителей), а жилая застройка и резко пересеченная местность на этом участке (множество балок, отвалов и посадок) дает возможность скрытно и постепенно стягивать туда кучу «всего необходимого» (особенно по ночам, когда ведение наблюдения за орками усложнено).

- На руку оккупационным войскам так же может сыграть и наличие в их рядах значительного числа коллаборантов из местных, досконально знающих эту местность. Не считая довольно значительного числа «симпатиков» из числа проживающих в местности, вплотную прилегающей или даже находящейся непосредственно в зоне боевых действий.

- Ну и близость с границей РФ, за которой сосредоточены и поддерживаются в высокой степени боеготовности сразу несколько мобильных артиллерийских групп (в том числе реактивной арты), которые в случае необходимости вторгнутся через Амвросиевку прямо на этот участок.

Теперь, о «минусах»:

- ВСУ имеют в тактической глубине своих порядков сравнительно крупные населенные пункты, удобные для организации и проведения долговременной обороны. Поэтому, превращать активные наступательные действия в серию штурмовых боев, с перспективой положить в них всю свою пехоту, российские оккупанты вряд ли решатся. Опыт Дебальцево им в помощь, когда в отдельные дни им приходилось кидать в бой танки без пехотного прикрытия. Придется «искать дыры» в системе обороны ВСУ. Что сделать быстро и незаметно весьма непросто.

- То же касается наличия у ВСУ оперативно-тактической рокады (трасса Мариуполь – Донецк) и системы автомобильных, ж\д узлов и станций. Посему, в скорости и мобильности оперирования резервами, силами и средствами усиления ВСУ вообще не стеснены, а, пожалуй, на данном участке и превосходят агрессоров. Что, в свою очередь, позволяет командованию украинских войск организовывать и проводить быстрые «парирующие» действия, в случае наступления российских войск.

- Командование ВСУ на этом участке, как, впрочем, и на ряде остальных, весьма внимательно готовилось и относилось к организации обороны в первом эшелоне. Никаких временных блок-постов «на скорую руку» из мешков и ящиков, «открытых» и не замаскированных базовых лагерей, которые удобно сносить «Градами» и ствольной артиллерией, уже нет. Оккупантам придется иметь дело с ПОДГОТОВЛЕННОЙ и ОРГАНИЗОВАННОЙ обороной.

- Кроме того, обилие выставленных обеими сторонами минно-взрывных заграждений и просто неучтенное минирование самими оккупантами этой местности в 2014-2015 годах, и частично, в 2016-м, также внесет в гипотетические наступательные планы россиян на этом участке весьма значительные коррективы.

- Касательно Докучаевска. Я бывал там лично и могу точно сказать, что использовать город и окрестности для подготовки каких-то наступательных действий, например, чтобы отбить село Новотроицкое, конечно можно, не вопрос. И делать это даже весьма удобно, имея подвоз со стороны Стылы и под своим контролем дорогу на Еленовку. НО… в реальности сделать это оккупантам будет ой как непросто. Главным образом, по двум причинам – украинские войска имеют возможность огневого контроля дороги через Ясное и в районе высоты 227.9, а занятие ими ряда высот и отвалов в районе Центрального карьера делает продвижение оккупационных войск южнее Докучаевска в юго-западном направлении весьма утомительным, затратным и вообще – проблематичным. Причем, судя по всему, ВСУ вполне могут организовать нечто вроде короткого обходящего маневра севернее и южнее города, что изначально похоронит задумки орков.

- Как показал короткий «тренировочный забег» в районе Старогнатовки весной-летом 2016-го, при необходимости украинские войска на этом участке научились весьма оперативно и быстро реагировать на возникающие угрозы, вплоть до нанесения чувствительных коротких контратак лезущим вперед российским оккупационным войскам. Для этого достаточно «передать инициативу», в том числе в деле использования артиллерии, на уровень бригада-батальон. В таком случае, соответствующие украинские силы и средства довольно быстро появляются из глубины боевых порядков при появлении на горизонте лезущих вперед поборников «русского мира».

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 3

ф3

Сегодня мы рассмотрим участок, который вполне можно считать «западным форпостом» российских оккупационных войск на Донбассе. От южных окрестностей н.п. Марьинка до позиций наших военных в районе н.п. Невельский. Именно здесь агрессор удерживают самую западную точку на линии соприкосновения. Такое себе «отсель грозить мы будем укру…»…

Особенности участка

- Наличие одного из основных КПВВ с оккупированных территорий в районе юго-восточнее н.п. Марьинка на западной окраине Донецка по дороге на Днепр и Запорожье.

- Основным «гвоздем» участка является Петровский район Донецка, наиболее западный район города, вдающийся в общие боевые порядки ВСУ охвативших Донецк дугой от н.п. Авдеевка на севере до н.п. Еленовка на юге. Такой себе, «ватный балкон» у нашій хаті, где происходят основные события позиционного противостояния.

- С точки зрения командования украинскими войсками, Петровский район г. Донецка наверняка рассматривается как наиболее перспективный в плане «зацепиться за Донецк». И именно из-за своего расположения…

Допустив гипотетический прорыв украинских войск в «дырку» севернее н.п. Трудовское, вдоль железной дороги в сторону кладбища, шахты №29 и с выходом их на рубеж в районе перекреста улицы Победителей с улицей Петровского с одновременным продвижением их по Кольцевой от н.п. Марьинка до н.п. Кременец и улицы Знаменской, получим фактически две вещи – контроль над Петровским районом Донецка и отсечение Старомихайловской группировки оккупационных войск от их подразделений в Петровском районе (фактически, занимающие район Старомихайловки оккупанты, регулярно обстреливающие н.п. Красногоровка и Невельское, в таком случае «провиснут» в воздухе своим левым флангом).

Да, это потребует концентрации определенных усилий, но не является чем-то невыполнимым или архисложным. Особенно, если учесть характер обороны россиян на этом участке и возможности совершения маневра силами и средствами в ходе такого рода продвижения.

Естественно, командование агрессора все это тоже понимает и готовится к неприятным сюрпризам. Они не только совершенствуют свою систему обороны в этом районе, но и наверняка подумывают о собственных активных действиях. Причем, наверняка просчитывают разные варианты своей активизации – от мелких тактических «улучшений» (прежде всего на своих флангах), до продвижений на оперативно-тактическую глубину.

Дело в том, что из-за своего «выдающегося» положения, этот «балкон» вполне может стать «стартовым рубежом» для разноплановых наступательных действий оккупационных войска на различную глубину – от удара во фланг украинской группировке под Докучаевском, до «принуждения» наших войск отойти от н.п. Пески и ДАП-а либо «лобовому» продвижению вперед в сторону Курахово и Горняка. Выбор того или иного варианта наверняка зависит не только от креативности мышления российского командования, но и базируется на ряде вполне объективных факторов. На них, собственно, и остановимся.

Факторы, способствующие оккупантам

- Петровский район Донецка довольно удобное место для скрытного сосредоточения и развертывания ударной группировки. Особенности его застройки (чередование многоквартирных жилмассивов с кварталами частной застройки, наличие довольно значительных промышленных, логистических и складских территорий) и, по крайней мере, двух «господствующих» высот — террикона в н.п. Трудовское и 110-метрового террикона шахты «Челюскинцев». С данных высот можно просматривать на значительную глубину, как наши боевые порядки, так и контролировать ситуацию в районе с использованием специального оборудования.

- Наличие разветвленной дорожно-подъездной сети облегчает выполнение данной задачи. Также, как и скрытный МАНЕВР силами и средствами. Ко всему прочему, данный район вплотную прилегает к основной транспортной «оси» всей западной части зоны АТО — Донецкой Кольцевой, по которой возможна переброска ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ подкреплений и усиления.

- Сравнительно большие массивы зеленых насаждений севернее ручья Осикова (улица Зеленый Гай) и в районе террикона в н.п. Трудовское (улица Истомина), по опушкам которых проходит передний край обороны оккупантов, позволяет весьма скрытно подтаскивать практически вплотную к нашим передовым позициям различное тяжелое вооружение и средства поражения и использовать их против украинских войск на всю глубину его эффективной дальности действия.

- В полосе предполагаемого наступления агрессора находится целая россыпь населенных пунктов, где проживают симпатики «русского мира». Потому, совсем неслучайна высокая активность разведки оккупантов именно на этом участке. Причем, разнообразные «фильтрационные» мероприятия, которые периодически проводит Национальная полиция, военная контрразведка и территориальные органы СБУ в крупных поселках западнее Донецка, дают лишь временный эффект. Противник продолжает получать весьма детальную информацию касаемо наших сил и средств на этом направлении в плане их места расположения, наличия того или иного вооружения, количества личного состава, а также степени боеготовности наших подразделений и даже морально-психологического состояния наших войск. Весьма вольные правила перемещения граждан через линию соприкосновения, значительное количество местных, воюющих в рядах российских оккупационных войск и возможность их практически беспрепятственных «побывок» по месту ЗАРЕГИСТРИРОВАННОГО проживания, для чего им достаточно переодеться в «гражданку», не быть засвеченным в «базе» и иметь при себе паспорт с местной пропиской.

- Учитывая тот факт, что на этом направлении в разное время воевали и продолжают агрессию вполне боеспособные формирования – так называемые 5-я омсбр и 100-я омсбр оккупационного корпуса ВС РФ, периодически усиливаемые другими подразделениями, оккупанты в курсе того, куда и когда лучше ударить на этом направлении…

- Зная о том, что украинские войска вряд ли будут массированно «отвечать» по жилым кварталам и районам плотной городской застройки, россияне имеют возможность занимать практически безопасные для себя огневые позиции на этом участке для поддерживающей артиллерии как ствольной, так и реактивной. Это же упрощает и организацию районов сосредоточения и накапливания тяжелого вооружения и личного состава. В то же время сами оккупанты могут при необходимости обрушить десятки, а то и сотни тонн снарядов и мин на н.п. Марьинка и Красногоровка, таким образом расчистив себе путь к продвижению вперед. Такую готовность они неоднократно демонстрировали. При этом, кто и насколько пострадает из числа местных сторонников «русского мира», их волнует в последнюю очередь…

Исходя из вышеизложенного, можем констатировать тот факт, что при необходимости, российские оккупационные войска могут на этом направлении практически беспрепятственно сосредоточить достаточное количество артиллерийских и реактивных средств усиления и огневой поддержки.

Атаковать и наступать из густозаселенного города в направлении нескольких пригородных сел и поселков в этом отношении им гораздо удобнее, чем на открытой местности в приазовских степях.

Теперь о неудобствах

- Те или иные приготовления к наступлению, с использованием кварталов большого города, конечно, можно проводить скрытно, передвигая боевую технику по 1-2 штуки ночами и накапливая личный состав небольшими группами на каких-то заброшенных шахтах или складах. Однако, вряд ли такого рода подготовка пройдет АБСОЛЮТНО незамеченной нашей разведкой …

- Наличие на предполагаемой директрисе наступления нескольких достаточно крупных населенных пунктов, делает его перспективы довольно спорными. Ибо превратить, например, те же н.п. Марьинка, Новомихайловка, Красногоровка или, допустим Невельское, в настоящие узлы обороны с обильно заминированными промежутками между ними и перекрываемыми секторами ведения огня не сложно. «Прохождение» такого рода позиций потребует лобовых или обходных штурмовых действий с привлечением ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ сил и средств, при этом возможные потери могут довольно быстро превысить даже стандарты «ихтамнетов».

- Украинское военное командование располагает в указанном районе не менее значительными возможностями касаемо ведения разведки и совершения диверсий, нежели противник. В самом г. Донецк и Петровском районе, в частности, хватает сторонников единства и целостности страны. Многомесячное запугивание «подвалами» и практика «доносов» на соседей и подозрительных личностей, которые практикуют органы безопасности оккупационных администраций практически во всех районах, прилегающих к линии фронта, сделали их более аккуратными и научили конспирации. Поэтому, можно не сомневаться в том, что в случае появления каких-либо подозрительных перемещений оккупационных войск в сфере подготовки к наступлении, они вряд ли пройдут незамеченными для украинского командования.

- Отражение внезапной атаки оккупантов на этом направлении уже присутствует в диапазоне опыта украинского военного командования. Да, всем известная и памятная провалившаяся попытка противника атаковать и захватить позиции в н.п. Марьинка летом 2015 года, скорее, была экспромтом, нежели тщательно подготовленной операцией, однако это нисколько не умаляет того факта, что украинские войска даже на уровне батальон-бригада уже тогда научились быстро и решительно реагировать на интенсивно меняющуюся обстановку. Раньше, жестко централизованная система командования ВСУ явно таких качеств не демонстрировала…

- На данном участке ВСУ, так же как и оккупанты, имеют разветвленную дорожную систему рокад и фронтовых коммуникаций. Поэтому, в деле реакции на внезапно начавшуюся активизацию противника они вряд ли будут испытывать какие-либо трудности с переброской резервов и качественным усилением опасного участка. Единственная трудность – агрессор тоже знает и наверняка предполагает, по каким именно путям это может быть сделано. В связи с чем, уместно заранее предусмотреть попытки минирования, обстрелов и прочие неприятности.

- Наличие значительного числа разного рода путепроводов, мостов, развязок и прочих инфраструктурных объектов, которые в случае продвижения оккупантов на этом направлении делают весьма вероятной возможность его замедления или остановки.

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 4

ф4

Сегодня поговорим о наиболее проблемном и наиболее часто упоминаемом участке всей зоны АТО. От «республики МОСТ» до опорника «Шахта» на севере Авдеевки. С точки зрения позиционной войны и вообще боевых действий — это наиболее взрывоопасная точка соприкосновения, события в которой вызывают наибольший резонанс в информационном пространстве. Судите сами, этот участок, расположенный сразу на северо-западной окраине Донецка, представляет собой крайнюю точку продвижения украинских войск к центру города. По сути, именно с этих позиций ВСУ при определенных условиях и при появлении таких возможностей, одним коротким рывком могут выйти в центральную часть Донецка – через Киевский продвинуться в Ворошиловский и Калининский районы города. Поэтому продвижение украинских войск на «промке» или боевые действия в районе ДАП-а, массированные обстрелы Песок или Авдеевки, борьба за «Алмазы», стрельба оккупантов по вентиляционному стволу шахты «Путиловская» (так называемая «шахта Бутовка») из танков, или оборона украинскими войсками позиции «Зенит» и т.д. вызывало, вызывает, и, я думаю, будет вызывать не только значительный резонанс в информационном отношении, но и, несомненно, будет приковывать к себе внимание военного командования противостоящих сторон именно по вышеуказанной причине.

Итак, попробуем оценить возможности российских оккупационных войск развязать на этом участке широкомасштабные боевые действия. Я имею ввиду именно глубоко наступательного характера, причем глубже нежели тактический уровень, ибо попытки что-либо отбить у ВСУ в масштабе какой-нибудь отдельной позиции, опорного пункта, заставить украинские войска отойти с того или иного, занимаемого ими рубежа, на этом участке агрессор предпринимает практически регулярно. Так же, как и попытки при любых обстоятельствах удерживать за собой огневую инициативу путем нанесения огневого поражения нашим передовым подразделениям методом регулярных обстрелов разной интенсивности и разного масштаба. Причем, несмотря на «Минские договоренности», особого стеснения в выборе средств и методов для решения этих задач, орки не испытывают. Смело пуская в ход весьма широкий спектр средств поражения, от реактивной артиллерии, до внезапных обстрелов из автоматического стрелкового вооружения и ручных гранатометов с нейтральной зоны.

Мы поговорим немного о другом, о громадье планов россиян «прорваться», «отбросить» и т.д., каковые только взбредут в головы оккупационному командованию по отношению именно к этому участку. Итак, сначала о «плюсах» для агрессора, которых, в моем понимании, у них не так уж и много…

- Сосредоточение и развертывание необходимых сил и средств особых проблем для российских войск на этом участке не представляет, хотя и сопряжено с необходимостью проведения целого комплекса подготовительных мероприятий. «Купировать» его ВСУ в любом случае не смогут, ибо проходить все это будет на местности с высокой степенью урбанистической застройки – жилые кварталы, обилие различных промышленных и логистических территорий, объектов социальной инфраструктуры крупного города и так далее. Можно подтаскивать хоть ОТРК или крупнокалиберные РСЗО и прятать их по промышленным предприятиям и различным боксам среди жилой застройки, абсолютно не опасаясь «упреждающих» огневых налетов ВСУ. Тоже касается танковых и мотострелковых подразделений, артиллерийских средств и т.д.

- В этом же отношении сеть городских улиц, парков, пригородных лесных массивов и дорог, предоставляет в распоряжение захватчиков прекрасную возможность маневрировать, концентрировать и вообще оперировать своими резервами в случае необходимости весьма оперативно. Причем при определенных условиях, делать это скрытно.

- Организация наступления бригадного уровня, включая выбор исходных рубежей, участков наращивания усилий и ввода в бой сконцентрированных заранее резервов. Исходя из неплохого знания местности и системы обороны украинских войск, это не выглядит непосильной задачей для оккупантов. В этой связи, наверное, стоит напомнить, что именно на этом участке они концентрируют уже в течение продолжительного времени усилия своей разведки. И делают они это по двум основным причинам:

1) Считая этот участок «потенциально опасным» в плане усилий ВСУ: прорыв на северном отрезке между Спартаком и Ясиноватой, или даже в районе ТОЛЬКО Ясиноватой, фактически может вывести ВСУ не только к центру Донецка, но и к его северным окраинам, а при определенных условиях к Красногвардейску и Макеевке, фактически создав предпосылки к охвату всего Донецка. Вот почему, лишь обозначенное и минимальное продвижение передовых подразделений ВСУ в районе Ясиновского переулка на «промке» в сторону Ясиноватской развязки так «взбодрило» командование орков. Ведя усиленную разведку на этом участке, они пытаются СВОЕВРЕМЕННО засечь возможное начало реализации такого плана командования ВСУ.

2) В тоже время, не забываем, что присутствие украинских войск фактически в черте оккупированного города как с военной, так и с политической точки зрения делает все усилия по «строительству» квазигосударства картонными и фейковыми. В самом деле, можно долго и с упоением мечтать о Лондоне и Бессарабии, таскать из-за поребрика эшелонами боеприпасы и железо, но если противник практически «висит у вас на ушах» в границах вашей столицы, и вовсе никуда не собирается отходить, ПОСТОЯННО укрепляя свою систему обороны, все разговоры о «походах на Киев, Львов или даже к Ламаншу…» выглядят, как бред сивой кобылы или обкурившегося наркомана. Более того, «строители днр» таковыми и являются.

Их неспособность «отодвинуть» даже на дистанцию эффективного артиллерийского огня подразделения противника от своей «столицы» говорит о многом в плане боеспособности российских «экспедиционных сил». Посему, будем откровенны, планы по устранению такого рода проблемы у захватчиков наверняка есть, другое дело, что их выполнение потребует от них ДОСКОНАЛЬНОГО знания противостоящего им на этом участке противника. Потому, собственно, они и концентрируют тут усилия своей разведки пытаясь «вскрывать» ВСЮ систему обороны ВСУ и на максимально возможную глубину. Активное использование ими БПЛА, РТР и других видов разведки, включая агентурную, именно в этой полосе тому подтверждение.

- В этом контексте стоит иметь ввиду, что «шариться» по тылам ВСУ, засылать бомжей и освобожденных зэков с взрывчаткой в Авдеевку, Первомайку и другие прилегающие к линии разграничения на этом участке населенные пункты, а также вербовать местную вату, оккупанты начали уже давно. И, что характерно, как показывает практика, например прошлогоднее разоблачение в Авдеевке целой сети корректировщиков и осведомителей агрессора, состоящей из «обычных граждан», продвинулись они в этом направлении достаточно неплохо. Несомненно, в случае очередной попытки «прорваться к Авдеевке», или выйти на тылы наших войск, обороняющихся в районе Верхнеторецкого, вся эта «подпольная» структура станет для них весьма неплохим подспорьем.

- Еще два фактора могут способствовать россиянам. Сам по себе город Донецк просто набит, как говорится «под завязку», разнообразными формированиями оккупационных войск. Наиболее крупными являются 5-я омсбр, 100-я омсбр РГ, 11-й омсп. Их ППД, базы, пункты управления, органы снабжения, ремонта и восстановления ВВТ – все это базируется в Донецке. Посему, для того, чтобы сконцентрировать усилия на участке северо-западной окраины города, оркам не потребуется много топлива, транспорта и вообще «плечо маневра» в таком случае будет минимальным.

- Ну и последнее. Случай с «отрубанием» связи компании «Водафон» говорит о том, что оккупанты ЗАРАНЕЕ готовятся к мероприятиям по маскировке и дезинформации своих усилий. Не секрет, что во многом украинское военное командование «вскрывает» те или иные замыслы захватчиков благодаря усилиям небезразличных и сочувствующих граждан, оставшихся в силу тех или иных причин на оккупированной территории, которые «по случайному совпадению» пользуются отнюдь не «специальной связью» или «закрытыми каналами», а используют вполне обычную гражданскую мобильную связь, интернет и другие, вполне доступные формы и методы. Значительное усложнение такого рода связи, естественно скажется отрицательно на оперативности и скорости реакции командования ВСУ в этой зоне на тщательно скрываемые и прикрываемые дезинформацией усилия оккупантов. В этом отношении, данный участок выглядит для командования оккупационных корпусов ВС РФ вполне перспективно…

Ну, а теперь о «минусах»:

- За время постоянных попыток «усложнить» или подстегнуть «эскалацию боевых действий» на этом участке со стороны агрессора, украинское командование УЖЕ наработало вполне эффективную систему ответной реакции на них. Поэтому, вполне вероятно, что любая, даже самая подготовленная и тщательно скрываемая попытка оккупантов наступать именно на этом участке, натолкнется на практически мгновенную и вполне адекватную реакцию ВСУ. Сила привычки и «сложившейся» системы, особенно тогда, когда ждешь от противника именно таких действий, играют, в таком случае, весьма значительную роль.

- В этом же отношении стоит оценить как минус для захватчиков и наличие на этом участке практически СПЛОШНОЙ системы обороны украинских войск на довольно значительную глубину. Причем ПРОРАБОТАННОЙ до уровня отдельного опорного пункта, НП, сектора обстрела и ориентира. Фактически, попытка наступать именно на этом участке потребует от них не только использования просто ФАНТАСТИЧЕСКОЙ по численности артиллерийской группировки (иначе, закапывавшихся здесь в течение пары лет и продолжающих ПОСТОЯННО это делать «укров» просто не выбить с их позиций). Стянуть и развернуть ее будет адски сложной и трудозатратной процедурой. Не говоря уж о «незаметности» и «маскировке» всего этого дела.

- Если россияне и решатся на наступление именно на этом участке, то это потребует от них ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ концентрации сил и средств. При этом никаких маневренных действий, «просачивания» или обходных маневров тут явно не получится. Придется, буквально «переть на подготовленную оборону противника». В сухом остатке – мясорубка, штурмовщина и в лучшем случае «выдавливание» ВСУ с позиций. Что из этого выходит при нынешнем уровне вооружения и оснащения российских оккупантов, а так же их уровне оперативного управления войсками, можно было отметить во время Дебальцевских событий, например в ходе знаменитого боя на «Валере», во время «прогрызания» позиций под Санжаровкой или в Углегорске.

Тем более, тут будут явно не мобилизованные дебальцевские «укры», а вполне натасканные и мотивированные контрактники. Потому, тут все будет очень жестко – и контратаки во фланг, и неожиданные артналеты по развернувшимся уже на исходном рубеже подразделениям, жесткая рубиловка уже на «нейтралке» и многое другое. Оккупантам «психологически» потребуется ЗАРАНЕЕ подготовиться к зашкаливающим потерям, если они именно тут решатся «рваться к Лондону».

- Ко всему прочему, именно этот участок вполне заслуженно считается во всей зоне АТО одним из наиболее «заминированных». Обилие и частота установленных тут в «художественном беспорядке» минно-взрывных заграждений, часто без всяких «схем и планов», причем обеими сторонами, просто зашкаливает. Пускать тут вперед некую «штурмовую пехоту» — играть с огнем…

- Наличие довольно крупных населенных пунктов, автомобильных развязок, мостов и путепроводов и в довесок — нескольких «осевых» ж\д веток и путей, отнюдь не упрощает, а скорее усложняет возможное продвижение наступающих россиян, ибо способствует обороняющимся в деле организации и устройства на этих объектах весьма «зубастых» узлов обороны. Даже наличие Авдеевского коксохимзавода, делает любую активную пальбу в его окрестностях и поблизости весьма взрывоопасным занятием со стороны оккупантов. Ибо «в случае чего» в основном накроет оккупированные Донецк, Горловку, Макеевку, а не далекие Киев, Львов или все тот же Лондон.

В общем, подводя итог, можно вполне уверенно констатировать – для каких-то гипотетических наступательных задумок российских оккупационных войск, указанный мною участок является малоподходящим местом. Хотя, судя по всему, недостатка в «мясе», как показывают последние события (в смысле, желающих пободаться со «злобными украми»), у кремлевского карлика предостаточно. Вполне возможно, он и попробует тут «сходить на крепость», чисто из филантропических соображений, что бы в очередной раз «пошатать киевскую хунту» во внутриполитическом отношении…

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 5

ф5

Участок, о котором пойдет речь сегодня, можно называть «бесовским» или, если угодно, – горловским. Речь пойдёт о вдающемся в общий боевой порядок украинских войск, горловском выступе. По сути, это сама Горловка и прилегающие к ней окрестности. Участок весьма специфический. По своей протяжённости наверняка может считаться наиболее большим среди прочих. По сути, он тянется от окрестностей н.п.Камянка и Верхнеторецкое до н.п.Новолуганское и заканчивается на правом фланге того, что мы называем «Светлодарской дугой».

Особенности:

- По большому счёту, обстановка похожа по своим условиям с окрестностями Донецка. Однако есть несколько нюансов. В первую очередь касаемо наличия значительной по масштабам перевалки на КПВВ в районе н.п. Майорск (с достаточно крупной железнодорожной станцией), «упорно-спорной» территории в районе н.п.Жованка – Зайцево и факта примыкания к «Светлодарской дуге». Всё это сказывается на организации и ведении противоборствующими сторонами боевых действий;

- Чередование в окрестностях Горловки значительных по площади «промышленно-шахтных» участков с участками частной, маловысотной застройки. И в тоже время, имеются обширные открытые участки с хорошей обзорностью;

- Наличие сразу нескольких господствующих над окружающей местностью терриконов и отвалов, особенно в северной части выступа, а также множества естественных и искусственных мелких и средних водоёмов.

- Фактически, резкое преобладание пророссийски настроенного населения в самой Горловке и окружающих её сёлах. Причём, в сравнении с другими регионами Донбасса, наверное, одного из наиболее агрессивно настроенного по отношению к Украине (сравнимо с Макеевкой, Алчевском и депрессивными шахтными городками возле Стаханова);

- С точки зрения экологической безопасности, это, наверное, самый опасный участок, сравнимый с Авдеевкой и Алчевском. Учитывая химический гигант «Стирол», историю с подземными шахтными водами и, соответственно, выход на поверхность шахтных газов, следует заметить, что возможность ведения активных и интенсивных боевых действий в этом районе является весьма «непродуктивным» занятием. Всё это может весьма печально закончиться не только для самой Горловки, но и для всего региона.

Теперь поговорим о перспективах оккупантов организовать тут нечто вроде наступления. Пускай и в тактическом масштабе.

Если рассматривать саму «целесообразность» таких действий, то просматриваются всего лишь две возможные цели и обе касаются флангов Горловской группировки оккупантов. И обе определяются «вдающимся» расположением:

- «Помощь» донецкой группировке в деле разблокирования дороги на Горловку на участке Авдеевка – Камянка – Верхнеторецкое;

- И активность на северо-восточном направлении, примыкающем непосредственно к правому флангу «Светлодарского узла» обороны ВСУ (Гольмовской – Доломит и примыкающие участки).

Однако будем откровенны. Над командованием оккупационных формирований в самой Горловке, даже в случае принятия им решения на организацию каких-то активных наступательных действий, всегда будет довлеть необходимость «смотреть за флангами».

Понятно же, что прорвавшись где-то в районе н.п.Пантелеймоновка в восточном направлении и одновременно в окрестностях Углегорского водохранилища с общей директрисой на города Углегорск и Енакиево, ВС Украины смогут поставить в весьма непростое положение «Горловский гарнизон», представленный 3-й омсбр1 АК ВС РФ. Собственно, потому командование оккупационных формирований так болезненно воспринимает любые поползновения украинских войск на участке Новолуганского – Доломитного – Гладосово, а также с другой стороны водохранилища в направлении Лозового – Молочного – Калиновки. Именно тут оккупанты создали настоящие укрепрайоны – в первом случае в районе высоты 281.9, а во втором случае в районе высоты 223.0. По сути, превратив их в ключевые пункты своей обороны на этих направлениях.

Теперь о плюсах:

- Тыловая рокада Е-50 с довольно значительной пропускной способностью и твёрдым покрытием даёт возможность обороняющейся в Горловском выступе 3-й омсбр 1 АК ВС РФ маневрировать силами и средствами довольно оперативно, причём с одного фланга на другой. Впрочем, так же, как и их сосредотачивать в нужный момент на нужном участке. Ибо в этих же целях оно может использовать ещё две подходящих коммуникации – Углегорское шоссе и Интернациональную улицу. По сути, эти магистрали могут выводить не просто к центру Горловки, а и к её «оконечностям». Грубо говоря, существующая и контролируемая оккупационным командованием сеть коммуникаций в районе Горловки обеспечивает ему возможность при необходимости практически сходу вводить в бой собственные резервы или подходящие на усиление силы и средства «старшего начальника».

- Местность позволяет сосредотачивать и использовать значительные по количеству артиллерийские группы, как ствольной, так и реактивной артиллерии. Причём, наличие под контролем оккупантов значительного количества господствующих высот, включая терриконы, отвалы, высотные здания, холмы, в том числе в первой линии позволяет им наладить вполне эффективную систему корректировки и управления огнём артиллерии даже при использовании элементарных средств артиллерийской разведки, в первую очередь оптических… И они её уже обкатывают, правда, применительно к миномётам, но никто не запретит им её использовать в случае необходимости применения полноценной артиллерии.

- В Горловке полно машиностроительных и ремонтных предприятий, в том числе простаивающих и заброшенных, с соответствующими мощностями. Потому не представляет особой сложности наладить систему эвакуации и ремонта повреждённой техники. Напомню, при прорыве под Углегорском во время Дебальцевской операции подразделения 3-й омсбр 1 АК ВС РФ потеряли повреждёнными на минах и от огня украинской артиллерии сравнительно много единиц бронетехники. Уже через 1-3 недели её значительная часть была восстановлена.

- «Горловский гарнизон» оккупантов в лице 3-й омсбр так же, как и другие «части и соединения» 1-го АК 1 АК ВС РФ, испытывает проблемы с укомплектованием «личным составом». Однако, в силу вышеуказанных мною причин, они намного меньше, чем в других формированиях. Желающих «пострелять в укров» в Горловке полно (по крайней мере, относительный процент безработицы на 1 тысячу трудоспособного населения тут выше нежели, например, в Донецке, той же Макеевке или Снежном, особенно учитывая затухающее производство на «Стироле» и ряде других промышленных предприятий города). Учитывая тот факт, что эта «бригада» при подготовке к активным наступательным действиям наверняка будет усиленными темпами доукомплектовываться, можно констатировать, что у неё по этой части больше возможностей, чем, у её «соседей»…

- Ну и не будем сбрасывать со счетов ещё два фактора. 3-я омсбр 1 АК ВС РФ – это «бригада» со значительным боевым опытом и достаточно высоким морально-психологическим настроем. Скажем так, в её составе, особенно среди среднего командного звена, достаточно «птенцов гнезда Бесовского». Бригада с «традициями» одна из «старейших» в составе 1-го АК, одной из первых оформившихся как отдельное соединение под руководством незабвенного Безлера-«Беса». Среди остальных – выделяется некоей «удалью и бесшабашностью» (правда, иногда граничащими с откровенным кретинизмом, как следствие значительного вливания российского военно-маразматического подхода к организации и ведению боевых действий вместе с формальными «инструкторами-добровольцами» и попытками «центрального командования» 1-го АК «стандартизировать» бригаду под общий шаблон). Но, скажем так, Бес с военной точки зрения был грамотным командиром, сторонником нешаблонных и креативных методов ведения войны, отличным, харизматичным лидером и организатором (сказывается школа диверсанта ГРУ). Заложенные им традиции и принципы во многом исповедуют те, кто «с ним начинал» и ныне служит в 3-й омсбр (на наше счастье, в составе нынешней бригады их не так много и осталось). Кстати, среди прочего, Бес никогда не отзывался об ВСУ в пренебрежительном тоне. Да, он – враг, жестокий и хитрый, с пленными творил запредельные вещи, но никогда «не расслаблялся» в отношении войны… Во многом эти принципы он передал своим соратникам, кои в большинстве своём «всё ещё воюют».

Ну, а теперь о минусах:

- Существование Горловки под контролем оккупантов на сегодняшний день вполне можно считать делом случайным. В 2014-м году во время летнего наступления ВСУ был момент, когда полу-окружённый город и окрестности контролировались лишь несколькими десятками боевиков. Сообщение с Донецком и вообще с «друзьями из России» скажем так, было прерывистым, а сил и средств его удерживать у них практически не было. ВСУ не вошли в город только по одной причине, посчитали это дело второстепенным и практически «уже решённым», так как дел у них хватало на других направлениях, а количество сил-средств было ограниченным, выделять ещё что-то для «триумфального вхождения» в город не стали. Как оказалось, зря…

Однако, охватывающее положение по отношению к Горловке ВСУ сохранили, даже после «срезания Дебальцевской кишки» и отхода в районе Верхней Крынки, Пантелеймоновки и Красного Партизана. Собственно потому, при подготовке ЛЮБОГО наступления в районе Горловки, оккупационному командования, так или иначе, необходимо будет «учитывать» возможность ответного контрнаступления ВСУ «под обрез» (соответственно, выделять ДОПОЛНИТЕЛЬНО часть сил для флангового прикрытия).

- Наличие в тылу рокады Е-50 для орков не только удобно, но и опасно. В том числе, и в случае, если они задумают недоброе, например, вторгнуться в Торецк, Новгородское или «отодвинуть» украинские войска от окраин города в районе Зайцево или Гольмовского. Объясню почему. Стоит ВСУ со стороны Верхнеторецкого добраться до дороги Е-50 на участке Бетманово – Пантелеймоновка (а от наших передовых позиций там весьма недалеко) и одновременно продвинутся до неё же по директрисе Светлодарск – Углегорск, как ситуация во ВСЁМ «Горловском гарнизоне» предельно усложнится. Причём, при любых раскладах – готовятся ли оккупанты к наступлению или решат превратить Горловку в «руины Сталинграда». Собственно, потому наша группа и отмечала осенью прошлого года и этой зимой «шевеление» оккупационных войск касаемо подготовки к долговременной обороне пунктов у себя в глубоком тылу: в районе Углегорска оборудован укрепрайон, в Енакиево проводятся «определённые работы», оборудуются несколько опорных пунктов вдоль дороги Е-50 на участке между Енакиево и Пантелеймоновкой. Это все не случайно.

- Как бы это не показалось странным, но в самом «Горловском гарнизоне» украинское военное командование имеет довольно значительные разведывательные возможности. По понятным причинам, я не буду называть сейчас пути и методы, но поверьте, они есть. Любое ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ шевеление оккупантов перед наступлением будет замечено. Особенно, это касается перемещения артиллерии, которой якобы в городе и окрестностях нет, но её ПОСТОЯННО фиксирует украинская военная разведка по различным ангарам, боксам и заброшенным автопаркам…

- Некоторые особенности комплектования 3-й омсбр 1 АК ВС РФ, так же никак сопутствующими факторами для организации внезапного и хорошо организованного наступления не назовёшь. Например, «особое отношение» значительной части личного состава бригады к требованиям воинской дисциплины или наличие криминального прошлого у него же, могут в этом отношении сказаться весьма негативно.

- Ну и касаемо снабжения. Для того, чтобы подготовить и осуществить «рывок» (пуская даже небольшой «рывочек») из Горловки и окрестностей допустим там не к Лондону или Киеву, а хотя бы к Бахмуту, командованию оккупантов придётся многое и долго тащить в этот горловский аппендикс. То, что всё это будет замечено по дороге – ещё полбеды (маскировка, дезинформация и прочее переодевание «в ополченцев» в таком случае теряют свой смысл), плохо то, что это будет дороже, чем к Мариуполю (плечо подвоза в несколько раз больше) и бесцельно. По сути, наступать придётся «в пустоту», без чётко выраженной оперативной цели, в отличие от других участков. Даже поход на Бахмут, в таком случае, выглядит как бесцельная авантюра.

- И напоследок, стоит заметить, что осуществить гипотетическое наступление с Горловского плацдарма оккупантам будет весьма непросто. Горловка практически «обложена» с разных сторон украинскими укрепрайонами, в той же степени, как и на рассмотренном нами в предыдущей части участке. Фактически, придётся так же «ходить на крепость». Про возможные потери, в таком случае, в дополнение к сирийским эскападам, мы скромно умолчим.

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 6

ф6

Сегодня рассмотрим один из наиболее «горячих» участков линии фронта – так называемую «Светлодарскую дугу»: от Углегорского водохранилища и впадающей в него речушки Луганки до окрестностей н.п. Троицкое. Фактически, мы будем обсуждать то, что осталось от Дебальцевского выступа.

Останавливаться на всем известных фактах я не буду. Они итак активно обсуждаются в СМИ разнообразными экспертами и аналитиками, к коим я себя не отношу. Потому, мои суждения явно будут не настолько профессиональны и взвешены. Я просто обращу внимание своих читателей на некоторые нюансы именно этого участка в контексте возможных наступательных планов оккупантов.

Итак, особенности:

- На контролируемой украинскими властями территории в районе г. Светлодарск находится самая мощная в регионе Углегорская ТЕС. Это, естественно, накладывает некий отпечаток на характер боевых действий с обеих сторон;

- Наличие межозерных дефиле и резко пересеченный характер местности с многочисленными балками и пологими холмами, оказывает определенное влияние на позиционное противостояние ВСУ и оккупационных войск РФ;

- Не менее важное значение имеет факт наличия у сторон крупных узлов коммуникаций непосредственно в зоне, прилегающей к зоне боевых действий. У ВС Украины это город Бахмут, у оккупантов – город и ж\д станция Дебальцево, соответственно;

- Местность, практически по всем направлениям танкодоступная, за исключением немногочисленных низинных заболоченных, илистых участков вплотную прилегающих к балкам, немногочисленным ручьям и речушкам. При помощи специализированных оптических приспособлений участок просматривается достаточно далеко. Потому особых трудностей с использованием бронетехники, артиллерии и других средств поражения на всю дистанцию их эффективной дальности действия тут практически нет.

Теперь о возможных целях гипотетического наступления оккупантов на этом участке. На мой придирчивый и глубоко субъективный взгляд, их может быть несколько, в зависимости от планируемой глубины такого рода действий:

- Срезание или скорее «выдавливание» украинских войск с «дуги». Это потребует выхода формирований оккупантов на рубеж Светлодарск –Луганское – Мироновский, и, как минимум, – занятие межозерного дефиле в районе Луганского. На сегодняшний день представляется маловероятным. Объяснения изложу ниже;

- Захват района поселка Троицкое и таким образом «принуждение» украинских войск оставить свои передовые позиции южнее Луганского путем создания им фланговой угрозы, а так же организации очередного котла. Степень вероятности – так же весьма низка и по схожим причинам;

- Ну и более глубокая задача – «кардинальное решение» проблемы Светлодарской дуги путем прорыва к Бахмуту. Потребует не просто значительных усилий от оккупантов и концентрации намного больших сил и средств, нежели это было в Дебальцевской операции, но и ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ по крайней мере трех «бригад» в масштабе обоих оккупационных «корпусов». Для реализации сценария им придется наносить сдвоенный удар, по крайней мере, с двух участков, при ненавязчивом и «корректном» управлении со стороны соответствующих органов управления 8-й российской армии или даже ЮВО.

Более того, как показывает практика, без задействования регулярных «ихтамнетов», пускай и задрапированных «под ополчение», операции такого размаха и такой глубины у самих «корпусов» идут туговато. Это дополнительные проблемы для российского военного командования и возможность «спалиться» на мелочах. И не только…

Однако, следует иметь ввиду, что возможные результаты во всех трех случаях будут отличаться своим значением и последствиями. Если в первых двух, вряд ли можно говорить о каком-то большем, нежели тактический уровень, значении, то появление оккупационных банд в окрестностях Бахмута (даже без его штурма и занятия) вполне возможно и даже наверняка может спровоцировать в Украине как политический, так и военный кризис. То есть, операция оккупантов в случае успеха может иметь СТРАТЕГИЧЕСКИЕ последствия. Так что, вероятность тех или иных действий российских войск на этом участке предлагаю оценить своим читателям самим.

Преимущества для оккупантов на данном участке:

- По сути, оккупационное командование УЖЕ имеет опыт подготовки и организации крупных наступательных действий именно в этих местах. Вплоть до мелочей, как-то разведанных целей для нанесения огневых ударов силами артиллерии. Для того, что бы спланировать и организовать что-то наступательно-активное, им достаточно «обновить» уже имеющиеся планы и внести в них небольшие коррективы в виде свежих разведданных;

- Наличие крупной узловой ж\д станции (Дебальцево) и перекрестка дорог со значительной пропускной способностью (Е-50 и Е-40) непосредственно в ближайшем тактическом тылу оккупантов, значительно облегчает для них концентрацию и переброску необходимых для такого рода действий сил и средств. Даже, несмотря на то, что этот участок отстоит сравнительно далеко от российско-украинской границы. Об этом косвенно говорит то усердие, с которым оккупационная администрация на протяжении минувшего года восстанавливала пропускные возможности этих коммуникаций и «обрабатывающие» возможности по перевалке грузов на ж\д станции Дебальцево.

- Непосредственно к этому участку прилегают сразу несколько так называемых «полигонов» обоих корпусов, где весьма удобно «до поры до времени» сконцентрировать необходимые силы и средства под видом учений, не вызывая настороженность командования ВСУ, и одновременно наращивая их боеспособность под благовидным предлогом.

Более того, сразу несколько так называемых «мест отвода тяжелой техники и вооружений» расположены в непосредственной близости от оси Дебальцево – Хрустальный (Красный Луч) – Антрацит с выходом на пункт перехода границы в Должанском.

По сути, у оккупантов нет необходимости заблаговременно выдвигать в зону боевых действий определенную группировку. Она может в считанные часы быть развернута на исходных рубежах прямо перед началом активной фазы, до этого держась в глубине боевых порядков гибридных войск или даже в «местах отвода», не вызывая никаких подозрений. Предлогом может послужить любая провокация со стороны РФ – фейковое наступление ВСУ, «акт геноцида» в виде жесткого обстрела мирных кварталов Дебальцево, Углегорска, Стаханова или еще что-нибудь «ужасающее». Для того, чтобы начать «принуждение укропов к миру», достаточно будет отдать только соответствующую команду;

- В ходе нескольких перманентных «обострений» на Светлодарской дуге в течение 2016-2017 годов, оккупационное командование УЖЕ отрабатывало вопросы резкого усиления своей группировки на данном направлении путем переброски и разворачивания дополнительных сил и средств. Более того, уже в течение длительного времени российские оккупационные войска в ходе учений и «боевого слаживания» на полигонах, настойчиво отрабатывают варианты своих действий именно в районе Светлодарской дуги, причем это характерно как для 1-го АК, так и частей, подразделений 2-го АК из состава Стахановско-Брянской группировки;

- Это один из немногочисленных участков, где оккупанты организовали и постоянно совершенствуют систему обороны на ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ глубину своих боевых порядков, вплоть до Углегорска, Дебальцево и района Калиново. Обширное предполье севернее этого рубежа, где оккупанты занимают ряд господствующих высот, дает им возможность резко сократить диапазон огневых средств ВСУ, которыми они могут воспрепятствовать сосредоточению и разворачиванию ударной группировки оккупантов.

Теперь о «минусах»:

- Светлодарская дуга, сама по себе, является удобным ЕСТЕСТВЕННЫМ рубежом для организации обороны, чем ВСУ и воспользовались после оставления своих выдвинутых позиций в районе Дебальцево, по сути сведя весь эффект от Дебальцевского наступления орков к минимуму. Противнику будет очень сложно, осуществить некий фланговый обход или маневр, как это было зимой 2015-го. А только таким образом они могут заставить ВСУ отойти с позиций южнее рубежа Светлодарск – Луганское – Мироновский. Я считаю, что тот человек в украинском ГШ, кто в свое время принял решение не просто отвести подразделения с Дебальцево на Артемовск, а занять предполье, в виде плацдарма южнее Луганского, достоин государственной награды. Так же, как и военнослужащие ВСУ из тактической группы «Барс», которые, выполняя это решение, удержали эти позиции во время Дебальцевских боев;

- Сегодня, Светлодарская дуга является одним из наиболее укрепленных плацдармов ВСУ во всей зоне АТО. Чтобы выбить или «выдавить» украинские войска с этих позиций, оккупантам необходимо не только задействовать ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ силы, а и сконцентрировать практически в полном составе не менее 2-3-х полнокровных «мотострелковых бригад», усиленных соответствующим количеством артиллерии и танков. Иначе, никак… Поверьте, я там был еще в 2016-м, и видел систему обороны собственными глазами, — такого количества «нарытого и укрепленного» мало где встретишь в АТО. Чтобы «вгрызться» там даже на пару сотен метров, оккупантам придется не просто ОЧЕНЬ ПОСТАРАТЬСЯ, а буквально оросить местность кровушкой. Особенно в свете тех методов и принципов ведения боевых действий, которые они исповедуют;

- Постоянные провокации и обострения с обстрелами, в том числе с применением тяжелых вооружений, именно на флангах Светлодарской дуги (в районе Троицкого и Новолуганского и южнее Светлодарска, — авт.), вовсе не случайны. Военное командование оккупантов как бы «приучает» тактическое командование ВСУ к обыденности своих активных действий именно на этих участках, ибо понимает, что если придется наступать именно здесь – другого пути, нежели повторение Дебальцевского «охвата», чтобы выбить украинские войска с рубежа Светлодарск – Луганское – Мироновский, не будет. Они добиваются того, чтобы в случае своего наступления, украинское командование восприняло их действия, как «очередное обострение», не более того и раньше времени не всполошилось.

Такая запрограммированность оккупантов понятна не только им самим. Возможные «ходы и выходы» тут читаются вполне отчетливо, в том числе и украинским командованием. Косвенным подтверждением чему служат места расположения резервов, о коих, мы естественно умолчим. В этой связи заметим, что в случае попытки повторить нечто вроде Дебальцевской эскапады на этом участке, оккупанты будут весьма «приятно удивлены» ответными ходами…

- Ну и в заключении. Проведение какой-либо наступательной операции уровнем более, чем захват какой-нибудь высоты или балки на Светлодарской дуге, потребует от оккупантов очень эффективного ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ между частями и подразделениями сразу ДВУХ корпусов или, по крайней мере, как минимум между 3-й и 7-й омсбр, а так же еще одной бригадой 2-го АК, действующей на направлении Троицкое – Криничное или южнее Попасной. Иначе никак. Альтернатива – с рубежа высота 223.0 – Нижнее Лозовое атаковать в лоб зарывшиеся на плацдарме украинские войска (со всеми вытекающими последствиями) или попробовать прорваться через Новолуганское.

Как показывает практика, посредством запугивания личного состава и применения ненормативной лексики, российское военное командование временами достигает необходимого уровня взаимодействия. Но если с помощью определенных средств помешать наступательным планам и заставить оккупантов постоянно вносить в них коррективы, то проведение операции весьма усложняется, даже может прерваться. ВС Украины располагают такими средствами.

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 7

ф7

Сегодня поговорим о «стахановской группировке» российских оккупационных войск. То есть об участке фронта от н.п. Троицкое до окрестностей г. Славяносербск. В моем понимании это, наверное, самый специфический участок линии фронта. И не столько потому, что имеет несколько весьма специфических районов и участков, таких, например, как «горячий» отрезок «бахмутки» в районе Желобка – Крымского, или очень «спорный» Первомайско-Попаснянский «узел», а из-за очень и очень высокого уровня «своеобразности» оккупационных формирований, действующих на этом участке. Скажем так, сегодня поговорим о наследии «БезМозгового» – речь пойдет о тех местах, где действовали «Призраки» незабвенного и покойного Леши Мозгового.

С точки зрения целесообразности организации каких-либо наступательных действий на этом участке, как это ни странно, он выглядит в сравнении с теми, что мы рассматривали ранее, наиболее перспективным. На мой взгляд, удерживаемый в основном формированиями 2-го АК ВС РФ «Стахановский плацдарм», открывает перед оккупантами целый набор «заманчивых наступательных возможностей». Причем, самого разнообразного характера, глубины и масштаба. Поэтому, было бы целесообразным сначала проанализировать куда, какими силами и средствами, а главное – ЗАЧЕМ российские оккупационные войска могут наступать именно с этого участка.

Итак:

– Первая возможность – поучаствовать в гипотетической операции по выдавливанию украинских войск со Светлодарской дуги или в «броске на Бахмут» путем атаки на левый фланг украинской группировки в районе Троицкого или южнее Попасной. Учитывая УЖЕ сосредоточенные в районе Калиново и Первомайска ударные тактические группы оккупационных формирований (до усиленного батальона каждая) это представляется вполне реальным. Цель – фактически окончательно устранить опасность «возвращения» ВСУ в Дебальцево и окрестности, а также устранить возможность их прорыва к Первомайску или Кадиевке с запада и северо-запада. А возможный прорыв к Бахмуту фактически вообще способен пошатнуть устойчивость нынешнего военно-политического руководства Украины.

– Вторая возможность – коротким, но мощным ударом с рубежа Донецкое – Фрунзе выйти к Причепиловке и Светличному. В таком случае, подразделения ВСУ, обороняющиеся на плацдарме у Крымского и высоты 175.9, попадут в весьма непростую ситуацию. Их снабжение и обеспечение станет возможным исключительно через Северский Донец, а оккупанты получат неплохой исходный рубеж для последующих активных действий в сторону Горского и Орехового, одновременно «сняв напряжение» на свой полуокруженный на высоте 176.0 укрепрайон в районе северо-восточнее Марьевки.

– Точно такие же «короткие тактические» действия оккупантов наступательного характера с участием «Стахановской группировки» возможны в районе Сокольники – Трехизбенка, в сочетании с одновременным ударом с Веселой Горы на Войтково, Райгородку, Старый Айдар. Но их вероятность намного меньше, нежели в первых двух случаях, ибо этому весьма «препятствует» один, но «тяжелый» фактор. Имя ему – Северский Донец и его заросшая и заболоченная пойма…

С оперативно-тактической точки зрения, «опасные» зоны и участки те же, просто возможная глубина продвижения оккупационных войск и, следовательно, последствия таких действий, будут для ВСУ более глубоки и тяжелы. Особенно при попытке «броска» «Стахановской группировки» за Северский Донец во взаимодействии с подразделениями агрессора с соседнего Станично-Счастьевского направления.

И еще одна особенность этого участка – на своем правом фланге это один из наиболее «контрабандных» участков всей зоны АТО. Наличие значительных лесных массивов, особенно в пойме Северского Донца, различных троп и проселков, весьма этому способствует.

Теперь о плюсах для оккупантов:

– Наличие под их контролем рокады, именуемой в народе «бахмуткой», выводящей прямо из района Луганска к передовым позициям у Жолобка и по всей длине от Смелого до Долгого. А также осевых «подводящих» коммуникаций со стороны Кадиевки к Фрунзе, Первомайску, Ирмино и тому же Калиново. Это позволяет российским наемникам маневрировать силами и средствами достаточно вольно и оперативно.

– Пересеченная местность в зонах, вплотную прилегающих к линии разграничения, с одновременным контролем практически всех господствующих высот на большей части протяженности этого участка, позволяет скрытно накапливать необходимые силы и средства для наступления. Это справедливо не только для бронетехники и живой силы, но и для артиллерии, которая, кстати, активно используется оккупантами в зоне ответственности «Стахановской группировки» скрытно и в нарушение всяческих «Минсков», или побатарейно. А в отдельных случаях даже отдельными огневыми взводами или в составе «мобильных огневых групп смешанного состава». Это весьма «красочно» было заметно во время событий у Троицкого, Новоалександровки, Жолобка или Крымского. Оккупанты в считанные часы выдвигали и разворачивали «на угрожаемых направлениях» достаточно артиллерийских средств, включая ствольную артиллерию калибром 122 и 152 мм, а также 122-мм РСЗО. Они явно таскали все это добро не из Лутугино, а откуда-то поближе.

– Конфигурация Стахановского плацдарма, по сути, способствует командованию оккупационных формирований в скрытности подготовки каких-либо наступательных планов до «последнего момента». У них есть возможность в короткое время сконцентрировать силы и средства на правом или на левом флангах, а также ОДНОВРЕМЕННО на обоих. При этом основная группировка до «назначенного часа» может быть сосредоточена в районе Перевальск-Алчевск-Кадиевка. В данном случае украинское военное командование должно просчитывать возможные варианты, и быть готовым к «броску» оккупантов на Бахмут, Троицкое или на Новый Айдар, Светличное.

– Население местное, фактически «тотально ватное». Со всеми вытекающими последствиями, вплоть до стрельбы в спину исподтишка или совершения диверсий в тылу украинских войск. «Инициативная» разведка позиций ВСУ, закладка мин и корректировка огня оккупантов — это все из этой «козляческой серии» а-ля Паша «Сопля» Дремов. Именно этот участок, в частности, его правый фланг, является излюбленным местом применения всяческих «спецподразделений» оккупантов типа задрапированных российских спецназовцев, «русичей», «казачьих сотен» и прочего отребья…

– На этом участке оккупанты весьма неплохо изучили систему обороны ВСУ, вплоть до отдельных опорных пунктов, наших запасных позиций и мест сосредоточения резервов. Расхолаживание и пренебрежение суровыми правилами войны, навеянные ее «позиционным» характером, к сожалению, имеют место быть.

– Сравнительная близость запоребриковых территорий так же оккупантам «в помощь». Особенно в двух контекстах: при какой-либо «активности» и «напряжении» в районе Красной Таловки и захвате развилки у Казачьего даже некими «диверсантами» при проведении «глубокой операции», при решении вопросов снабжения и обеспечения «сквозняком» через уже опробованный маршрут у Давыдо-Никольского, через Луганск и «бахмутку», все необходимое «для жизни и боя» может подаваться непосредственно в передовые подразделения оккупантов в районе Кадиевки, Фрунзе, Калиново или Первомайска.

Теперь о минусах, которых, на мой взгляд, пока больше и они весомее:

– Какое-либо «дерганье» в сторону левого фланга украинской группировки, развернутой на Светлодарской дуге, чревато для оккупантов весьма значительным списком трудностей. Начиная от фактически эшелонированной системы обороны ВСУ на этом направлении, которую придется буквально «прогрызать» чтобы продвинутся в заданном направлении даже на пару сотен метров, и заканчивая открытым характером местности к западу от Кадиевки, которая местами весьма хорошо просматривается с украинских позиций. Все это так же справедливо в части «прогрызания» и для участка в районе Крымского, Новотошковки, Трехизбенки и Сокольников. Прорываться тут им будет очень непросто.

– Украинское военное командование на этом направлении имеет возможность весьма эффективно противодействовать любым наступательным поползновениям противника целым рядом простых, но действенных способов, которыми можно не только остановить наступление оккупантов, но и потушить его «на самом взлете». Говорить о них, по понятным причинам, я не буду. Назову лишь один пример – захват Попасной или попытка прорваться к Бахмуту через район южнее ее, может быть пресечена украинским же контрударом на Алмазную. А попытки прорваться на Новый Айдар, райгородок или Войтково, могут быть нивелированы аналогичными действиями ВСУ в отношении поселка Смелое. Косвенным подтверждением тому, что командование оккупантов все это прекрасно понимает, стали мероприятия, проводимые им в отношении укрепления и усиления участков в районе Калиново и Смелого, зафиксированные группой ИС в течение конца 2017-го и начала 2018-го годов.

– Относительно охватывающее положение ВСУ по отношению ко ВСЕЙ «Стахановской группировке» оккупационных формирований вообще делает ее положение весьма шатким. Если, допустим, командование ВСУ столкнется с фактом подготовки российским оккупационным командованием каких-либо наступательных действий с этого плацдарма, оно вполне может захотеть «решить проблему кардинально». Например, организовав встречные удары со стороны Вергулевки и через Степовое прямо «под обрез», к северным и северо-западным окраинам Алчевска. Естественно, пока это ФАНТАСТИЧЕСКИЙ сценарий, но полностью исключать чего-то похожего я бы не стал. Поэтому, оккупантам приходится при планировании каких-либо своих действий со Стахановского плацдарма, в том числе наступательного характера, учитывать его некое «подвешенное» положение и держать в глубине целый набор резервов, а так же ограничивать количественный и качественный состав своих формирований, непосредственно действующих на переднем крае всего этого участка. По сути, это «взывает» к некоей «сдержанности» оккупантов в их аппетитах на этом участке…

Побряцать оружием под Жолобком, обстрелять Крымское и украинские опорники вблизи него, пострелять в районе Троицкого или у Попасной конечно можно. Но концентрировать там что-либо «основательное» оккупанты явно опасаются, поскольку в любой момент «укропы» могут начать атаку в этом районе совершенно на другом участке, и прорваться не просто на фланг, а и в тыл всей «Стахановской группировке»…

Потому приходиться «рыть окопы» у Смелого и Долгого, зарываться у Калинового и Первомайска в землю, стаскивать «броню и минометы» к Веселогоровке, и вообще, «укреплять окрестности Кадиевки и Алчевска».

 

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 8

ф8

Заключительная часть нашего обзора будет посвящена крайнему левофланговому участку всей зоны АТО, так называемой Станичной «дилянке», — от окрестностей поселка Лопаскино до села Сизое, находящегося практически на украинско-российской границе.

Главной «спецификой» участка является проходящая по реке Северский Донец линия разграничения. Фактически, на всем ее протяжении противостоящие стороны разделены рекой. Именно эта особенность и накладывает главный отпечаток на характер и содержание боевых действий.

Кроме того, еще одной очевидной особенностью является извилистость линии разграничения, повторяющей русло реки Северский Донец. Практически это означает наличие массы возможностей для организации как оборонительных, так и наступательных действий для обеих сторон.

Ко всему прочему, тут находится один из ключевых для всей инфраструктуры региона объектов – ТЭС в городке Счастье, причем непосредственно в зоне, примыкающей к линии фронта, то есть в зоне боевых действий, что так же определенным образом влияет на содержание вооруженного противостояния.

Ну и заключительной особенностью участка является наличие значительных по территории и протяженности лесных массивов и заболоченных участков местности, особенно в пойме реки Северский Донец и участках к ней прилегающих.

По сути, этот участок – раздолье для всякого рода рейдовых действий, партизанщины и «веселья» разнообразных диверсионно-разведывательных групп, как тактического радиуса действия, так и глубинной оперативно-тактической разведки. Леса, болота, немногочисленные проходимые дороги с раскидистыми селами и поселками.

Итак, теперь о плюсах для оккупантов в случае, если они соберутся здесь наступать:

- Первый и самый главный «+» для орков. Это местоположение участка и начертание линии фронта. По сути, два «кармана» (Айдаровский и Станичный) «предлагают» российским оккупантам на выбор две тактические возможности для организации «котлов». Естественно, при определенном усилии, благоприятных условиях и наличии соответствующих сил.

Например, из района Красного Лимана – Славяносербска прорваться южнее Трехизбенки в сторону Райгородки или Горшковки, одновременно ударив туда же из района Веселой Горы вдоль дороги Новый Айдар – Счастье. Тогда подразделения ВСУ на участке от Лопаскино до Старого Айдара окажутся в «мешке». Это сделать будет весьма трудно (о причинах ниже).

В другом варианте, просто и без затей, с рубежа Христово-Паньковка нанести удар в сторону государственной границы, или в направлении поселка Широкий, расположенного на дороге Станица Луганская – Широкий, идущей вдоль границы. В обоих случаях большие проблемы для Станичной группировки ВСУ практически гарантированы. Тем более, что, по оперативным данным нашей группы, оккупанты о чем-то таком и думали (в районе Обозного и Христово, по нашем сведениям располагается нечто типа усиленного батальона с резервом на Стукаловой Балке в таком же размере).

- Непосредственная близость территории сопредельного государства к рассматриваемому участку значительно упрощает для российских оккупационных войск процесс подготовки к возможному наступлению. Передислокация войск и техники, а также подвоз средств материального обеспечения, благодаря этому, могут быть осуществлены оперативно. Добавим к этому наличие в непосредственном оперативно-тактическом тылу крупного узла коммуникаций с разветвленной сетью инфраструктуры — собственно сама «столица» ОРЛО, город Луганск.

- В случае принятия решения российским командованием на проведение условной операции под названием «приграничный Сталинград», оно вполне может из-за вышеуказанных особенностей этого участка даже не заморачиваться какими-либо «тактическими» соображениями, а «решить проблему кардинально» спланировав удар со своего малонаселенного и «дикого» левого фланга на этом участке прямо через Райгородок и южнее Нового Айдара на Городище у российской границы (тогда весь участок попадает в котел). Точно туда же можно попытаться ударить и с плацдарма у Счастья. То есть, можем констатировать наличие целой череды ВОЗМОЖНЫХ наступательных планов агрессора на этом участке.

Теперь о минусах:

- Самый главный – река Северский Донец. Чтобы куда-либо наступать, даже просто закинуть неких «заблудившихся» солдат нам в тыл для всякого рода пакостей и подрывов, надо преодолеть Северский Донец. Проще говоря – форсировать. Небольшую группу из 7-8 человек можно переправить скрытно и без особых проблем.  А вот перекинуть на другой берег мотострелковую роту на БМП, ну или «по бедности» на МТ-ЛБ, будет тяжело. Мало того, что военнослужащие ВСУ «не вовремя» все это обнаружат, ибо присутствие и перемещение чего-либо даже отдаленно напоминающего десантно-переправочные средства в тылах оккупационных войск украинская военная разведка отслеживает С ОСОБЫМ ВНИМАНИЕМ, так и проделывать это придется под плотным и прицельным огнем ВСУ, в условиях серьезного минирования поймы реки, а иногда и самого русла.

- Леса и болота, по большей части, могут встретиться оккупантам ЗА рекой. Даже предположив, что им каким-то образом удалось форсировать реку в значительном количестве, надо понимать, что дальше придется прорываться через лесистые и заболоченные участки местности. А это явно не способствует повышению среднесуточной скорости продвижения наступающей группировки войск, тем более под огнем противника.

- Все вышеперечисленные ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ возможности, касающиеся наступления российских оккупантов на этом участке, несомненно, ИЗВЕСТНЫ и командованию ВСУ. Посему, система обороны их на этом участке все это учитывает (детали, по понятным причинам, мы опустим). Можно смело утверждать, что если противник вздумает тут «куда-то» наступать, их будет ожидать целая череда весьма неприятных сюрпризов. Такой расклад сил и возможностей там наблюдался уже в 2016-м году (я там был, и видел собственными глазами). Вряд ли для оккупантов ситуация за прошедшее время кардинально улучшилась.

- Еще одно. Вскрыть сосредоточение и развертывание какой-либо ударной группировки оккупационных войск на этом участке украинскому военному командованию намного проще и легче, нежели проделать тоже самое оркам в отношении ВСУ, по все тем же причинам. Со стороны «нашего берега» Донца сплошь леса, заросли и прочие болота, с их – довольно значительные открытые участки местности. Плюс населенные пункты, например, Луганск, где кто-то обязательно «что-то увидит, что-то услышит» и т.д.

- Для успешного форсирования полноводной реки оккупантам потребуется много чего – от стаскивания значительного количества артиллерийских стволов для огневого прикрытия уязвимой на время форсирования реки наступающей группировки войск, заблаговременного подтягивания поближе к реке понтонов для тяжелой техники, до проведения предварительной инженерной разведки подходов к ней же, и разминирования ее обеих берегов на выбранном участке. Вряд ли это останется незамеченным ВСУ, а значит, даст им временную фору для адекватного реагирования.

- Ко всему прочему, надо учитывать, что успешно обороняться, или, по крайней мере, успешно тормозить наступление врага именно в первом эшелоне, ВСУ в местных условиях может намного меньшими силами и средствами, нежели это оно может делать на каких-то значительных открытых участках, например под Мариуполем или в районе Светлодарской дуги. Это дает возможность основные силы и средства оттянуть несколько в глубину боевых порядков, создав впереди нечто вроде «полосы обеспечения», в которой наступающий противник увязнет, вынужденный под снайперским огнем, постоянно натыкаясь на мины и заграждения, продвигаться, образно говоря, «по яйца в болоте». А потом, измотав противника, «треснуть» этими резервами в удобном или заранее выбранном месте…

В общем, подводя итог обзору рассматриваемого участка, я бы пришел к выводу о том, что «не все то золото, что блестит». На первый взгляд, у оккупантов тут целая куча заманчивых возможностей и условий. В первую очередь, по двум основным факторам – начертание линии фронта, когда сразу две тактические группы ВСУ еще до начала гипотетических активных действий УЖЕ находятся как бы в полуокружении, плюс близость баз путинского «военторга». Однако, если всмотреться в реальные условия, и допустить, что противник в адеквате, то российские оккупанты в случае своего наступления на этом участке рискуют «конкретно напороться на затрещину».

 


 

 

 

Мітки: , , ,
Поділитись новиною з друзями в соціальних мережах

КОМЕНТУЙ У FACEBOOK

    Коментарі закриті.

TOP 100

Facebook